< назад          вперед >

     в начало текста      

27 ноября 

 

     Последние дни перед отъездом мне уже стало лучше, очевидно моя депрессия испугалась предстоящего путешествия и на время затаилась. Я приостановил практику дневного засыпания на диване, проводил последние встречи с заказчиками, ругался по телефону с поставщиками, подписывал тысячи счетов и актов и устраивал выволочки работникам, все как в старые добрые времена. Витька, похоже, смирился с тем, что ему придется отдуваться в одиночку ближайшие четыре месяца. Мы с ним провели два интенсивных совещания, на которых он был посвящен в детали и нюансы моих проектов, чтобы это проекты не загнулись в мое отсутствие. 

     Но я чувствовал, что силы на эту бурную деятельность у меня проявились только в связи с возбуждением от предстоящей смены обстановки. В моем воображении возникали картины заснеженных склонов, милого горного городка и моего романтического лифт-операторского труда вперемежку со стремительными спусками, и это вселяло в меня невиданную энергию.

      Наконец, на работе все было утрясено, насколько это было возможно, Витька пожал мне руку и буркнул «счастливого путешествия», домработница была проинструктирована по поводу дома и автомобиля, обе мои (бывшие) женщины, а также родители были проинформированы о моих планах.

     Все вечера в течение последних перед отъездом недель я просидел, зарывшись с головой в интернет и перемещаясь по Парквиллу и его окрестностям (виртуально). В результате я подробно изучил все местные газеты и доски объявлений и в конце концов подыскал подходящий домик для проживания. Рядом с курортом и автобусной остановкой, три спальни, мебель.  Попутно  я случайно обнаружил американца из Пенсильвании по имени Борис Гутман, который собирался приехать туда работать одновременно со мной, и договорился с ним по емейлу, что мы этот домик разделим: ему спальня, мне спальня. И еще одна свободна. А гостиная – для всех.

     Два дня! Осталось два дня.

     

     ***

     

     Аэропорт был всего в двадцати минутах езды от дома. Суета с регистрацией заняла довольно много времени, так как самолет был заполнен под завязку: единственное место, откуда можно улететь в столицу, в радиусе триста километров. Наконец, посадка.

     Бланка в последний раз обняла маму, потом папу, потом Начо, схватила сумку и повернулась было к выходу на посадку... и вдруг увидела Марко. Это было неожиданно, и она даже растерялась. Он стоял поодаль с неловкой кривой усмешкой, глядя на них, и не делал попытки приблизиться. Бланка остановилась на несколько секунд, потом поставила сумку и подошла к нему. Родители тактично отвернулись, только краем глаза посматривая на молодых людей.

     — Марко... Спасибо, что пришел. Не ожидала тебя увидеть...

     — Ты знаешь, я сам не ожидал себя тут увидеть... не знаю, зачем я притащился.

     — Спасибо тебе за все. Ты знаешь, я улетаю очень далеко... Не знаю, вернусь ли, и если да,  то когда...

     — В Штаты?

     — Да, сначала в Байрес, потом в Штаты... на четыре месяца, а может и больше...

     — Посмотришь мир.

     — Да, надеюсь.

     Неловкое молчание. Бланка приподнялась на цыпочках и чмокнула Марко в щеку.

     — Ты знаешь мой емейл... пиши.

     — Хорошо. Если вдруг надумаешь вернуться, ты тоже напиши.

     — Да, конечно. Пока...

     Она развернулась, подбежала к родителям, еще раз  наспех обняла их и, схватив сумку, убежала на посадку. Путешествие началось.

     Вначале два с половиной часа до Буэнос-Айреса, потом ночевка у родственников, и на следующий день в посольство за визой. Если все окей с визой, через три дня вылет в Солт Лейк Сити – с пересадкой, в общей сложности почти двадцать часов! Бланка никогда не проводила в самолете больше трех часов, но она не боялась. Она была возбуждена и немного нервничала в предвкушении чего-то нового, неизведанного и приятного. Предвкушении приключений и новой жизни.

     

     ***

     

     Интервью в посольстве прошло гладко. Женщина в деловом костюме улыбнулась Бланке широкой приклеенной улыбкой, которая сразу исчезла, как только она перевела глаза на документы – но не потому, что ей что-то не понравилось – просто раз она не смотрит в лицо собеседнику, то и улыбку можно снять. Задав всего два вопроса 1)хорошо ли Бланка говорит по-английски, и 2)какие родственники у Бланки остались на родине, она поставила на анкете какие-то пометки и, снова наклеив улыбку, сообщила, что паспорт с визой можно будет получить через два дня.

     Ура! Страна безграничных возможностей открыла ей двери! Еще несколько дней, и она ступит на Неизведанную Землю. Бланка пребывала все в том же состоянии возбужденного предвкушения. Только несколько дней! Она настолько дотошно изучила Парквилл — городок, в котором ей предстояло жить следующие четыре месяца — по Гугл-картам и фотографиям, что ей уже иногда чудилось, что она там побывала. Ее курорт-работодатель был намного крупнее ее родного Ла Хойа – он располагался аж на четырех горах, имел два десятка подъемников, несколько больших домов-шале с прокатами и ресторанами и был окружен тучей дорогущих гостиниц. Катание стоило очень, очень дорого – для гостей, но не для Бланки: ей, как работнику, были обещаны бесплатные билеты в ее выходные. Сам городок по размерам был не намного больше Эскеля, но всего в получасе езды от гигантского Солт Лейка – столицы штата. Идеальный вариант, чтобы избежать пугающего многолюдья, пробок и больших расстояний крупного мегаполиса, но иметь возможность  быстро туда доехать при желании.

     Всего пара дней – и она увидит это все своими глазами.

< назад          вперед >

     в начало текста