< назад          вперед >

     в начало текста      

15 декабря (1)

 

     Денис позвонил тем же вечером. Бланка узнала его неторопливый, спокойный голос по первому же хелло, и ей почему-то стало легко и приятно. 

     — Привет, Бланка. Как дела?

     — Привет Денис, хорошо. А у тебя как?

     — Нормально, спасибо. Вот посмотрел свое расписание и обнаружил, что у меня выходной только через четыре дня. А у тебя?

     — Подожди минуту, я посмотрю… у меня послезавтра!

     — Ты предложила покататься вместе… мне эта идея очень понравилась. Как, предложение еще в силе?

     — Конечно. Но надо что-то придумать с выходными…

     — Я попробую с кем-нибудь поменяться, чтобы освободить себе день послезавтра. Как тебе план?

     — Отличный план!

     — Супер, тогда я завтра позвоню. Кстати, классно катаешься, я видел.

     — Спасибо! Посмотрим, как ты катаешься!

     — Окей! Буду стараться от тебя не отстать. Пока?

     Бланка вдруг вспомнила, как она чмокнула его в щеку несколько дней назад, и едва удержалась, чтобы не сказать Целую.

     — Пока, Денис.

     Она положила телефон на стол, и поймала насмешливый взгляд Андреа. 

     — Что такое? Свидание?

     — Ну да, Андреа, ну и что такого?

     — Да нет, ничего. Что, не нравятся тебе американцы?

     — Ну почему не нравятся… Они хорошие… вежливые.

     — Но русские лучше?

     — Андреа, отстань. Он просто предложил покататься вместе в выходной. — Бланка слегка исказила историю, чтобы избежать дальнейших подтруниваний. 

     — Ладно, ладно, не злись, я просто так.

     Андреа была хорошей подругой. Они хорошо ладили, хотя были очень разные, и внешне, и по характеру. Андреа приехала сюда с целой компанией студентов из Чили, закончивших третий курс и решивших для разнообразия поменять лето в Сантьяго на зиму в Парквилле. Им все было в диковину, поскольку большинство из них нечасто бывали в горах. Многие рассчитывали подзаработать, чтобы по крайней мере окупить дорогу, хотя для этого надо было работать почти без выходных. У Андреа не было парня, но она не теряла надежды найти своего кавалера, и Бланка была почти уверена, что надежда эта когда-нибудь сбудется: у Андреа был добрый, простой характер, она любила готовить, была прилежна и исполнительна на работе, а ее маленький рост пробуждал неосознанное желание заботиться.

     Общежитие, в котором они жили, представляло собой кучу двух- и трехкомнатных квартирок под одной общей крышей.  В каждой квартирке была маленькая кухня и микро-столовая. Бланка и Андреа занимали одну комнату в двухкомнатной квартирке, а во второй жили Луис и Рико, двое ребят из Сантьяго, приехавшие вместе с Андреа. Они работали в прокате в нижнем шале Сноулэнда. Веселый тощий Рико пытался начать ухаживать за Бланкой, но показался ей почему-то ребенком, несмотря на его высокий рост и на то, что он был ее ровесник. Она мягко дала ему понять, что он не ее герой, отказав пару раз в приглашениях погулять, и он не слишком расстроился.

     Послезавтра выходной! Это будет ее первое полноценное катание в Сноулэнде – она превратится из работника в гостя. Вот было бы здорово, если бы Денис сумел составить ей компанию… воображение рисовало ей, как они вместе поднимаются на кресле, касаясь друг друга плечами, а потом летят вниз по ухоженным трассам… фотографируются на фоне гор… и выглядят со стороны, как обычная пара на отдыхе… мужчина и женщина, которые вместе.  

     

     ***

     

     Ура! Ура! Все складывалось отлично. Денис позвонил вчера и сказал, что он перенес выходной. Он заедет за ней в девять тридцать – они согласились, что в выходной надо выспаться и спокойно позавтракать, чтобы запасти энергии на активный отдых. В девять Бланка была уже полностью готова и в нетерпении выглядывала в окно каждую минуту, карауля зеленую Субару. Погода была отличная – солнце и легкий морозец.

     Ага, вот и она, наконец-то! зарулила на парковку перед общагой, из нее вылез Денис, помахал рукой в сторону ее окна и бегом побежал к двери по расчищенной от снега дорожке. На нем была красивая ярко-красная пуховка с высоким воротом – да он пижон! Бланка быстро влезла в куртку и выскочила наружу. Они столкнулись сразу за дверью, и она поборола в себе порыв прыгнуть ему на шею и снова чмокнуть в небритую щеку. Ей показалось, что Денис тоже хотел обнять ее, но остановился. На миллисекунду возникла неловкая пауза, потом он сказал с улыбкой:

     — Привет! Готова?

     — Привет, давно!

     — Красивая куртка! – он видел ее до сих пор только в униформе. 

     — Спасибо, твоя тоже ничего!

     — Поехали?

     — Поехали!

     Он галантно открыл перед ней правую переднюю дверь, и она невольно вспомнила, как она в панике запрыгивала в эту дверь неделю назад на парковке перед супермаркетом. Сегодня все было совсем по-другому. До курорта было всего десять минут езды. Все снаряжение – лыжи и ботинки – хранилось в их шкафчиках, так что им не надо было ничего на себе таскать сегодня, и у них была еще одна привилегия – парковать машину на стоянке для работников рядом с лифтами. В это время парковка для гостей была уже на две трети забита, несмотря на будний день, а от дальнего края до лифтов бедным гостям надо было ковылять пешком с лыжами на плечах еще минут десять. Впрочем, особо ленивых мог довезти до лифтов маленький автобусик – одна из частичек знаменитого сервиса Сноулэнда.

     И вот они уже на нижней станции Карпентера, где Бланка помогала туристам не далее как вчера, а сегодня она и Денис – сами полноправные туристы… садятся на шестиместное кресло вместе с незнакомой компанией, и кресло, плавно ускоряясь, цепляется за трос лифта и несет всех над трассами, елями, скалами и расщелинами на вершину. Поздороваться  с соседями и перемолвиться парой слов, обменявшись улыбками – общепринятое правило вежливости. Бланка была в полном восторге, она успевала и болтать с соседями и поддразнивать Дениса.

     — Что, нет в твоей Москве таких гор?

     — Нет, Бланка, только холмики.

     — Что же ты на холмики не поехал работать?

     — Ты знаешь, телевизор во всем виноват. Увидел там Парквилл, и все, не мог устоять. А ты как сюда попала, из твоей деревни?

     — Ха, в моей деревне большой университет зато есть, а туда как понаехали рекрутеры отовсюду-отовсюду. Вот выбрала Америку. А были бы из России, может и к вам в Россию бы приехала.

     Денис усмехнулся.

     — И медведей не испугалась бы?

     — Неа. Я храбрая, я медведя могу укротить. — Она посмотрела ему в глаза, весело улыбаясь. Поллица у него было закрыто очками, но она видела, что он тоже улыбается.

     — Ты знаешь, я верю тебе. Если я медведь, я уже укрощен.

     — Да! Да! Ты похож на русского медведя, правда. А медведи разве катаются на лыжах?

     — Русские – да. Некоторые.

     Через восемь минут, распрощавшись с соседями по креслу, они уже были на вершине, и составили план. План был таков: первый спуск для разогрева прямо здесь, обратно к нижней станции, а потом обследование всего курорта. До сих пор они катались только по трассам около лифтов, на которых работали, а еще было целых две горы, на которых они ни разу не были. Бланка застегнула доверху воротник, вдела руки в темляки палок, и повернулась к своему мужчине.

     — Догоняй! — и стартовала вниз, быстро набирая скорость в длинных резаных поворотах и обгоняя чайников. На середине трассы она затормозила и остановилась, оглянувшись. У нее было примерно десять секунд, чтобы увидеть пару поворотов Дениса, до момента, когда он затормозил рядом, и она с удовольствием поняла, что он немногим ей уступает в мастерстве. Гладкие, ровные дуги, плавные движения.

     — Молодец, медведь, хорошо катаешься!

     — Спасибо, укротитель, стараюсь не отстать.

     У обоих внезапно пропали все слова. Они просто смотрели друг на друга, слегка запыхавшись,  и улыбались. Бланка вдруг, не удержавшись, положила свою руку в перчатке на его руку, лежавшую на палке, и чуть покачала ее. Денис поймал ее руку на секунду и отпустил.

     — Давай теперь ты впереди?

     — Окей, поехали!

     

     ***

     

     Через три часа они завершили объезд территории Сноулэнда, прокатившись почти на всех трассах. От нижней станции Карпентера они вначале добрались до западной части курорта, где были самые крутые трассы, обозначенные двумя черными ромбами. Здесь было совсем мало туристов, в основном любители экстрима. Затем они спустились ниже, на ту гору, где строился Болди Пик, поселок из огромных дорогих домов из дерева и камня. Здесь была привилегированная территория, где некоторые трассы были даже закрыты для публики и предназначались только для жителей поселка. После этого они уехали на самую восточную гору, где были и крутые, и пологие трассы, и, наконец, остановились у границы, которая пролегала между Сноулэндом и Браунхиллом, соседним курортом. Граница была обозначена обычной веревкой, натянутой на уровне пояса, однако за этой веревкой пропуска Сноулэнда уже не действовали. Сразу за веревкой проходила одна из трасс Браунхилла.

     Бланка уже подустала, и они подумывали о том, чтобы пойти съесть ланч в ближайший ресторан у нижней станции Эмпайра, местного лифта, но тут ее осенила идея.

     — Денис! Давай нырнем под веревку, катнемся в Браунхилле, а потом вернемся назад?

     Пересекать границу не разрешалось, о чем недвусмысленно сообщала табличка, приколоченная к елке рядом с веревкой. Эта же табличка намекала про штрафы и полицию. Однако Бланка слышала от ее друзей, что на верхних лифтах Браунхилла билеты не проверяют, потому что добраться туда с нижних лифтов без билета невозможно, и этим уже пользовались некоторые любители приключений из ее команды. Нырнуть под веревку и оказаться на трассе Браунхилла – это займет ровно одну секунду: они стояли в одном метре от нее. Надо просто не попасться на глаза ски-патроллеру в момент преступления, а после этого никаких проблем не предвидится.

     — Да ты хулиганка? — ухмыльнулся Денис. Но видно было, что он не будет сильно возражать.

     — Нет, я просто люблю приключения! Посмотрим там трассы, съедим что-нибудь в ресторане, и назад, здесь же. Давай? У нас еще целых три часа до закрытия! Интересно ведь! — Бланка схватила его за локоть и шептала ему на ухо, видя, что Денис готов на все, чувствуя ее дыхание на своей щеке.

     — Ну хорошо, сирена, давай. Одним преступлением больше, одним меньше, с тобой мне все равно.

     Она оглянулась вокруг. Они были одни, только вдалеке на вершине копошились туристы, маленькие, как муравьи. Ни одного ски-патроллера не было видно. Она приподняла веревку, поднырнула под нее, и покатилась вниз по трассе Браунхилла. Оглянувшись, она увидела, что Денис последовал за ней.

     

     ***

     

     Сэм гнал по хайвею на своем траке, превышая лимит скорости миль на двадцать пять. Позади около пятисот миль и почти восемь часов за рулем, до Парквилла оставалось пару часов. Он чувствовал, что его нервная система плохо реагирует на внешние раздражители. Все его недавние переживания ушли куда-то внутрь организма и застыли на глубине ледяной глыбой, утянув с собой из мозга способность что-то обдумывать и оставив лишь рефлексы типа «повернуть руль», «включить сигнал поворота», «нажать на тормоз». Но постепенно все же простые мысли стали посещать его, и он вспомнил, что ему негде жить в Парквилле. Вот приедет он через два часа, и что дальше?

     Сэм доехал до ближайшей заправки, залил бензин в бак, немного отъехал от колонки, остановился и включил ноутбук. Ага, есть вай-фай. Он зашел в Крегс Лист, доску частных объявлений, нашел предложения комнат и набрал первый сверху номер.

     — Хелло? — голос с акцентом.

     — Добрый вечер, сдаете комнату?

     — Да, сдаем!

     — Сколько стоит?

     — Четыреста. У вас будет отдельная комната с мебелью. Двое соседей, мужчины, большая…

     — Я согласен. Дайте адрес, пожалуйста.

     — Сэр, на какой срок вы хотите снять комнату?

     — На полгода.

     —  Эээ… мы здесь только до апреля…

     — Устроит. Дайте адрес, пожалуйста.

     — Хай Стрит, пятнадцать ноль шесть. Вам рассказать, как доехать?

     — Нет, спасибо,  у меня есть навигатор.

     — Вы скоро подъедете?

     — Через пару часов.

     — А как вас зовут?

     — Сэм.

     — Окей, Сэм, будем ждать.

     Голос был громкий и бодрый, с необычным акцентом. Сэм был не в состоянии как-то оценить это обстоятельство. Ему было все равно. Все, что ему нужно, это крыша над головой. Глыба в глубине треснула, возможно, под действием разговора, и вернула его мозг в недавнее прошлое.

     

     ***

     

     Дрринь… дррринь…

     Что за незнакомый звук? В доме полно гаджетов – телефоны, часы, таймеры, термостаты, камеры, чего тут только нет, и почти все умеют пищать, звонить и курлыкать. Но все их курлыканья уже знакомы, а это какой-то новый звук… откуда он доносится? Где-то совсем рядом, внизу… Сэм стоял в куртке рядом со входной дверью, а четырехлетняя дочка тянула его за руку на улицу.

     — Папа… ну идем уже?

     Звук прекратился. 

     — Подожди секунду, Дженни.

     Сэм отодвинул табуретку, стоявшую у входной двери, и увидел на полу телефон. Незнакомый. У Лорен другой аппарат. Что за фокусы, откуда в доме чужой телефон? Сэм нагнулся и поднял его. Нокиа, маленький дешевый аппарат. Сэм его видел первый раз в жизни. Телефон светился, как бы говоря, да, это я дринькал только что. У Сэма возникло неприятное предчувствие. На экране был виден конвертик: текстовое сообщение… и он машинально нажал на кнопку. Телефон сказал: для разблокировки клавиатуры нажми «меню» и звездочку, и Сэм послушно выполнил указание. Сообщение появилось на экране: «В четверг на час раньше, милая, сделаешь мне так же хорошо, как прошлый раз? Роб»

     Сэм тупо смотрел на экран и, когда до него – не сразу – дошел смысл сообщения и все остальное, что ему сопутствует, сердце у него свалилось в желудок, потом вынырнуло обратно и стало биться редкими гулкими ударами. Телефон, очевидно, уронила Лорен, когда уезжала час назад за покупками. Сегодня суббота. По четвергам она ходит в тренажерный зал. Роб – это ее тренер по фитнесу, статный темнокожий красавец с рельефными мышцами и белозубой голливудской улыбкой. Сэм его видел несколько раз, когда заходил за ней. Лорен ходит в тренажерный зал уже больше полугода, раз в неделю. Этот телефон Лорен использует для секретных переговоров с любовником, чтобы Сэм случайно не увидел звонки и сообщения на ее обычном телефоне. 

     Вот это фитнес.

     — Папа, ну что ты застрял? Пойдем на улицу, играть!

     — Да-да, Дженни, пойдем.

     Сэм сунул телефон в карман, открыл дверь, они вышли на улицу, и Дженни принялась бегать по двору с мячом. Сэм застыл на одном месте и плохо понимал, что происходит вокруг.

     Стоп. Возможно, это все же какое-то недоразумение, совпадение, случайность.

     Он вынул телефон из кармана и открыл список контактов. В списке был только один номер – тот, с которого пришло сообщение. Нет, это не совпадение. Это ее тайный телефон, из ее тайной жизни. 

     Через час Лорен вернется с шоппинга, вылезет из машины, скажет «Привет, ребята», сделает замечание Дженни и пойдет переодеваться. Сэм поможет вытащить пакеты с едой из багажника, и она станет готовить ланч. Каждую субботу все происходило примерно одинаково. Включая секс, ночью, после укладывания Дженни. 

     По субботам с Сэмом, а по четвергам с Робом. Сэма передернуло. Он еще только начинал осознавать, что произошло.

      

     ***

     

     Сэм познакомился с Лорен, когда ему было двадцать девять. Она была симпатичной, стройной, если не сказать худой, блондинкой с довольно броской внешностью, на четыре года моложе его, и работала секретарем в той фирме, в которую перевелся Сэм, раскручивая собственную карьеру инженера. Лорен обратила внимание на новенького, симпатичного кудрявого шатена в тонких очках, и адресовала ему несколько игривых улыбок, что всегда работало безотказно. Оба были на тот момент свободны от недавно завершившихся романов, и новым отношениям ничто не мешало. Развивались эти отношения по обычному шаблону: букеты-конфеты, потом арендованный домик в пригороде Лос-Анжелеса, потом свадьба, потом рождение Дженни.

     Сейчас, через семь лет совместной жизни, Лорен оставалась вполне привлекательной, все такой же стройной женщиной, и по-прежнему заводила Сэма в постели, хотя их интимная жизнь  все же приобрела некоторый характер регулярной семейной рутины. Но, пусть даже их отношения, с самого первого знакомства, были лишены восторженного романтизма и всегда имели привкус самоиронии, Сэму никогда всерьез не приходила в голову мысль о том, что Лорен может ему изменить. Тем большим шоком оказалось это случайно прочитанное сообщение. Тренер по фитнесу! Цветной! Раз в неделю! Ясно было, что Роб был для Лорен неким развлечением, довеском к добропорядочной семейной жизни. Это расстраивало Сэма больше всего, потому что ранило его мужскую гордость. Ничего серьезного. Просто для здоровья.

     Рассеянно отвечая на реплики Дженни, которая требовала, чтобы он участвовал в ее игре с мячом, Сэм невольно прокручивал в голове семь лет собственной семейной жизни. Постепенно отходя от первого шока, он начинал осознавать, что эта жизнь закончилась. По крайней мере, в том виде, в котором она была. 

< назад          вперед >

     в начало текста      

Автор в соцсетях:

  • Vkontakte Social Icon
  • Страница Wix на Facebook
  • YouTube Social  Icon

Позвонить: +7(903)650-811ноль

© 2014-2020 Igor Metalski