< назад          вперед >

     в начало текста      

     10 декабря 

 

     — Машина неплохая. Две с половиной?

     — Давай встретимся на середине: две семьсот пятьдесят, — улыбнулся продавец, веселый бородатый мужик в красной пуховке и шапке с эмблемой Сноулэнда. На вид лет сорок, физиономия вызывала доверие, к тому же работает на моем курорте. Невольно возникало чувство братства. Весь сегодняшний вечер я посвятил звонкам по объявлениям о продажах машин, и вот, похоже, первый же вариант при очном знакомстве с объектом оказался вполне подходящим.

     — Окей, согласен. — Я еще раз обошел старенькую Субару зеленого цвета с вмятиной на боку. Тест-драйв не выявил проблем –  заводится и урчит нормально, разгоняется, тормозит, печка работает, фары и дворники тоже, полный привод. А больше мне ничего и не надо.

     — Супер! Ты мне деньги, я тебе расписку, ключ и тайтл  с подписью. Только не забудь перерегистрировать на себя побыстрее.

     Я отсчитал купюры, мужик сунул их в карман и достал листок бумаги и ручку.

     — Как твое имя?

     — Денис Антонов. А твое?

     — Меня зовут Люк Райли. — Мужик подписал две бумажки, сказал «Спасибо, удачи!», пожал мне руку и ушел к себе. Сделка состоялась прямо на улице напротив его дома, в свете уличного фонаря. 

     Теперь я не хухры-мухры, а владелец автомобиля. В прошлой жизни, когда я учился в Денвере, я вскоре после приезда в Америку купил подержанную машину за тысячу баксов, проездил на ней почти год, и перед отъездом продал за тысячу двести. Теперь я счел, что надо использовать полезный опыт. Правда, сейчас я мог позволить себе бюджет повыше.

     Ну что ж, это дело надо отметить! Боря, я думаю, поддержит компанию. Я сел за руль субарки и не торопясь доехал  до супермаркета. Я чувствовал себя полноценным американцем: у меня есть работа, дом и автомобиль. Было уже поздно, и я в очередной раз был очарован кинематографической сказочностью Парквилла вечером – цветные огоньки на деревьях, неоновые вывески и отсветы на снегу, сияющие голубым огнем ледовые скульптуры посредине торговой площади. В воздухе висело предчувствие Рождества. 

     Я провел неторопливый шопинг – купил пива, половину горячего цыпленка, хорошего чая и вишневый пирог — и вышел на улицу, неся пакет с провиантом в руке. На парковке было пусто, если не считать компании из двух девушек с пакетами в руках и двух парней мексиканского вида, беседующих недалеко от дверей. Разговор шел по-испански, на повышенных тонах. Я двинулся к машине, но что-то заставило меня остановиться и обернуться. Хм, они явно ругались… ну, не мое дело. Хотя... Юноши-то явно нетрезвы. А девушки-то явно испуганы. Я постоял, наблюдая, и тут одна из девушек, заметив меня, замахала рукой.

     — Извините… вы не поможете?

     Стоп, да я их знаю. Они тоже из Сноулэнда! Я их видел на тренинге в первый день, а потом и в столовке, одна стройная темноволосая, другая маленькая рыжая.

     Я подошел к компании.

     — Извините за беспокойство, ребята куда-то зовут нас, но мы не можем, нам пора домой, нам завтра на работу… Они не понимают, вы не можете им объяснить, может быть, они вас послушают? — стройная говорила на хорошем английском с легким акцентом, мелодичный голос подрагивал.

     — Да конечно, я попробую. Сэры, вы не могли бы разрешить этим девушкам уйти, им пора домой, они не смогут составить вам компанию. — Я предвкушал реакцию сэров и провел быструю оценку их габаритов. Один был ростом с меня, но не имел шеи и был раза в два толще. Второй был пониже и худой. Оба стояли на ногах неустойчиво.

     Безшейный медленно повернулся ко мне и с трудом навел фокус. Ну и харя – просто окорок какой-то, черная щетина до глаз, лоб отсутствует. Харя произнесла несколько слов по-испански, смысл которых был очевиден: пошел ты. Я повторил свою вежливую просьбу, слабо надеясь на понимание. Бесшейный, видя мою бестолковость, повторил на английском: От…сь! И вдруг неожиданно толкнул меня в грудь. Мне пришлось сделать шаг назад, нога поехала на льду, и я свалился на спину. Цыпленок улетел в одну сторону, пирог в другую, а пиво простилось со мной громким бульком. Девчонки вскрикнули дуэтом и что-то запричитали по-испански.

     Секунда мне понадобилась на то, чтобы осознать произошедшее. Нет, ну что за скотина! Продуктов я тебе не прощу, сволочь. Сейчас ты у меня попляшешь. Зря я, что ли, грушу два раза в неделю лупцую последние десять лет.

     Я стал медленно подниматься на ноги, делая вид, что я ушибся, и краем глаза наблюдая за безшейным. А он, все так же покачиваясь, следил за тем, как я с трудом встаю на колено, потом на ноги, отряхиваю куртку и постепенно выпрямляюсь. Очевидно, он счел, что я усвоил урок, а я, поднимаясь, незаметно сократил дистанцию, чтобы оказаться с ним лицом к лицу, и ждал. В тот самый момент, когда он открыл рот, чтобы повторить инструкции бестолковому зеваке, я нанес хук слева, и сразу хук справа. Дернулась голова, клацнули зубы.  Глаза безшейного стали бессмысленными, но он стоял на ногах. Крепкий? получи апперкот! Слава богу, что сейчас зима, и я в перчатках, а то разбил бы руку нафиг. Ну наконец-то: безшейный  стал хватать руками воздух, осел на колени и завалился набок. Теперь следующий. Худой смотрел на меня с ужасом, подняв руки ладонями вверх. Похоже, он протрезвел. Беседовать мы не будем, извини. Я схватил его за куртку и дернул на себя, подставив ногу, и худой оказался на земле. Точнее, на своем друге. Дальше вообще-то требовался удар ногой, но худой снова поднял руки, защищая голову, и залопотал что-то по-испански. Я остановился. Сердце колотилось как молоток, в голове тоже пульсировало. 

     Ни фига себе. Я ни с кем не дрался на улице очень, очень давно. Худой замолк и неожиданно стало очень тихо.

     — Сэр… он жив? — рыжая первая обрела голос. Голос  ее был, однако, слабый и дрожащий. 

     — Да, да, жив… надеюсь.

     — А вы как, в порядке?

     Так, надо что-то делать.

     — Слушайте, девчонки. Я в порядке, но я думаю, нам надо срочно смываться отсюда, пока не приехала полиция. Вы же иностранки? И я тоже. Нам полиция не нужна. Побежали, живо.

     Я схватил за руку стройную, которая была ко мне поближе, и потащил их к машине.

     — Садитесь, быстрее.

     Стройная запрыгнула на сиденье рядом со мной, прижав пакет с едой к груди, а рыжая заскочила сзади. Машина взревела: я от возбуждения газанул, не включив передачу. Так, спокойно. Ехать будем спокойно. Не хватало еще во что-нибудь врезаться. Мы выехали с парковки и двинули куда глаза глядят, причем я все время заставлял себя не повышать скорость. Наконец, проехав пару кварталов, я немного успокоился и почувствовал, что я в состоянии разговаривать. Девушки молчали.

     — Девчонки, я вас знаю. Я вас видел в столовой.

     — Да, да. Я вас тоже помню. Вы из России. — У стройной был какой-то необыкновенно мелодичный голос, он будто обволакивал.

     — Точно. Меня зовут Денис. 

     — Я Бланка, я из Аргентины.

     — А я Андреа, Чили.

     — Ну что, приятно познакомится. Вы в порядке?

     — Не совсем…

     — Ну какие отморозки, да? — я поддерживал светскую беседу. Надо было помочь им, да и себе, войти  в колею. — Напились, пристают к девушкам вечером. Откуда они, не знаете?

     — Они вроде тут живут, а родом из Мексики. Звали нас на какую-то вечеринку, а мы никак не можем. Мы просто за едой ходили, и все. Нам завтра рано на работу. Да вы сами знаете! — Бланка охотно отвечала на мои реплики, и ее голос снова обволакивал меня.

     — Так вам в общежитие?

     — Да, да, спасибо вам большое.

     Я плохо понимал, где мы находимся, так как пока слабо ориентировался в кривых улицах Парквилла. Похоже было, что я заехал в самый центр, место гуляния туристов. Улица сияла огнями. Было уже довольно поздно, но здесь было полно туристов, прогуливающихся парами и компаниями, дамы были в мехах, мужчины в стильных куртках с шарфами. Из баров доносилось буханье музыки. Сквозь большие окна магазинчиков видно было, что внутри кипит жизнь. Вдоль обочин стояли дорогие машины, ни одного свободного места для парковки. 

     Пришлось заехать на заправку и спросить дорогу, а заодно купить карту. Навигатора пока нет, да и бумажная карта в машине никогда не помешает. 

     Наконец, мы доехали до общежития. Здесь было очень тихо и пусто, светился фонарь у входа, на снегу лежала расширяющаяся тень от столба. Я припарковал субарку у входа и вышел попрощаться с девушками.

     — Спасибо вам большое. Извините, что так получилось. — Рыжая Андреа вдруг подошла ко мне и обняла меня, на секунду уткнувшись головой мне в грудь.

     — Спасибо, Денис. —  Бланка произнесла мое имя с правильным ударением, в отличие от американцев. Она тоже подошла ко мне и протянула пакет с едой. — Это тебе.

     Вообще-то в английском языке нет слова «ты». Но она как-то так произнесла you, что мне послышалось тебе.

     — Спасибо, Бланка, не надо, это же твой ужин!

     — Возьми, пожалуйста. Ты свой ужин потерял из-за нас.

     Хм, ну что ж. Почему бы и нет. Я взял  пакет, а Бланка неожиданно приподнялась на цыпочках и чмокнула меня в щеку. Я почувствовал легкий запах то ли фиалки, то ли чего-то похожего, и внутри у меня что-то екнуло.

< назад          вперед >

     в начало текста